Мирная химия


113 Заветное // 07.04.2017

Синтез эфиров по Вильямсону заключается во взаимодействии алкилгалогенидов с алкоголятами щелочных металлов. По существу, реакция Вильямсона представляет собой классический пример SN2-замещения у насыщенного атомауглерода…

А в компании «Нивал» работают очень изобретательные люди. Ужасы Второй мировой они перегоняют в высокоградусные блокбастеры, фэнтезийные выдумки сдабривают пугающей настоящестью, летучее органическое соединение наделяют метафизическими свойствами, а из походовой стратегии выпиливают ролевую игру. Чудодеи!

Эти поповы и кулибины с чистой совестью могут наградить друг друга памятными знаками, устроить в честь себя парад на (нет, Красная— это было бы не очень скромно) 1-м Волоколамском и дружно повеситься на доске почета ударников КИ-труда, — мы знаем, у Сергея Орловского и Коллег очень много поводов для гордости.

Очередной, кстати, был найден совершенно случайно в Сети, где умудренные жизнью подростки поучают совсем уж юное поколение, прибегая к следующим сентенциям: «Magic: The Gathering — это как «Демиурги», только без графики и звука. Сплошная бумага и нудятина». Плохо ли, что ученик в славе своей затмил учителя, а? Принимай нерукотворное изваяние, краснознаменный «Нивал». Носи с честью.

Искушенный читатель, конечно, уже в курсе всех пертурбаций, приключившихся со вторым отпрыском серии «Демиурги», и ни в каких комментариях не нуждается. Однако вокруг традиционно слоняются толпы шалопаев, не удосужившихся ознакомиться с нашим первовзглядом или хотя бы запустить демо-версию. Потратим же на них часть не менее нашего драгоценного пространства-времени.

Новообретенный ролевой жанр накладывает на «Демиургов» определенные рамки и ограничения. Отныне мы — сирота, странствующий волонтер, лишенный хоть какой-нибудь собственности. Сирота вынужден перебиваться подножным кормом и промышлять охотой на различное зверье, в изобилии населяющее местные заповедники. Ну и вершить судьбы мира, конечно.

О видах эфира

«Переживание мага так необычно, — продолжал дон Хуан, — что маги считают его интеллектуальным упражнением и используют для «выслеживания» самих себя. Тем не менее их козырной картой является то, что они продолжают остро осознавать, что восприятие обладает большими возможностями, чем может представить себе ум.»

«Демиурги», они же Etherlords в экспортном варианте. Властители эфира, стало быть.

Старинный движок, доставшийся «Демиургам» от «Проклятых земель», как оказалось, тоже обладает большими возможностями, чем может представить себе неосведомленный человек. Долгожитель по-прежнему радует внушительным арсеналом спецэффектов, умиляет тщательной прорисовкой тварей и ужасает зловещим дизайном агрегатных ренегатов, состоящих на службе у нежно любимых синтетов.

Программное наследие прошлого века дает себя знать исключительно с положительной стороны: выкрученные на максимум красоты в сверхвысоких разрешениях, умащенные антиалиазингом и прочими буржуйскими излишествами нехорошими, даже и не думают замедляться на современных системах. Что не может не радовать.

Новый синтетский герой может похвастаться кислотного цвета дыхательной маской, модной кольчужкой и стильной системой выхлопных труб за правым ухом. Любой«металлист» обзавидуется.

Оно и радует — на протяжении всех пяти кампаний. Более того, основная часть всех графических нововкусностей приходится именно на долю однопользовательской кампании: текстуры повышенных разрешений, коими вымощены карты, сотня невиданных доселе объектов развлекательного назначения, караван неизвестных науке (но подробно описанных во встроенной энциклопедии) тварей и пять новых героев, каждый — с собственным набором танцевальных движений и фейерверк-эффектов.

Авантюристы только и ждут, чтобы ринуться в путь за неизбежно острыми ощущениями, в процессе постепенно матереют и растут в уровне, изучают новые специализации и обретают различные полезные навыки типа «регенерация», «удача» или дурной «сглаз».

Внутреннее самосовершенствование дополняется эскалацией внешнего лоска, в ходе которой персонаж обрастает дополнительными деталями и подробностями: щупальцами, рогами, выхлопными трубами, — бесполезно, но настраивает на добродушный лад. Порой так и хочется выдавить слезу и произнести: «а ведь я помню его совсем безрогим ребенком…»

О назначении эфира

Каждая кампания — цепь магических поединков — выстроена по принципу «от простого к сложному»: начинаем с вытравливания древесных клещей из родного леса и заканчиваем расшурупливанием мерзкой мегагодзилы на отдельные детали. Время от времени натыкаемся на сюжетные развилки, выражающиеся в мученическом морфинге лба и принятии ужасно ответственного решения «каковую животину утихомиривать первой».

«Демиурги» с очеловеченным лицом: вместо толпы героев — один ярко выраженный индивид, взамен набора абстрактных уровней — пять стройных сюжетных кампаний

Не надо хихикать, дорогой читатель, кампания порой выдает довольно неприятные сюрпризы в виде перекормленной анаболиками твари неправомерно высокого уровня. В подобной ситуации можно, конечно, нацепить на себя шкуру бульдозера и упрямо лезть на баррикады с последующими многочисленными перезагрузками, но лучше все же напрячь память и вспомнить о том, что разнообразия для на картах установлены мистические продукты церетелиевского творчества, временно наделяющие героев магическими навыками совершенно невероятных масштабов. При успешном стечении обстоятельств можно втащить более чем полезный power-up, заставляющий противника терять заклинания, терпение и волосы с бровей. Недруги после такого boost’а ложатся в могилы штабелями.

Кроме того, по округе расселены разного рода чужеродные субъекты, к сюжету отношения не имеющие, но зато охраняющие ценные предметы геройского быта— волшебные кольца и амулеты. Пара-тройка правильных артефактов порой способна существенно повлиять на исход дуэли. Главное — исхитриться и раздобыть.

Визуальный компонент — основополагающий и неотъемлемый элемент магии эфира. Уберите цветомузыку — и волшебство развеется без следа.

Новое веяние в артефактной лавке — возможность примерить погоны Мордорского Емельки Пугачева и саморучно выковать невероятной мощи и премерзкого характера Кольцо Всевластья. Дело это не совсем простое, а потому популярностью в народе не пользуется. Для начала нужно перепахать все доступные земельные участки носом и найти заготовку для артефакта, затем столковаться с ближайшим магом-ремесленником и добыть у него рецепт. На этом все попытки сработать собственную побрякушку обычно заканчиваются, поскольку способ ее приготовления подразумевает многие нравственные страдания, километры беготни и посредственное колечко на выходе.

Примитивный рецепт обычно выглядит так: «В течение боя используйте два раза заклинание Х и три раза — заклинание Y, затем одно за другим K, M и N. Чтобы получить артефакт, все твари должны погибнуть в течение 6 раундов от заклинания O»… И еще два абзаца подобного. Здорово, конечно, но —практически невыполнимо. С прискорбием вынуждены сообщить, что «Нивал» временами перегибает все мыслимые палки.

О природе эфира

«Чтобы защитить себя, — сказал дон Хуан, — маги научились придерживаться идеальной смеси безжалостности, хитрости, терпения и ласки. Эти четыре основания немыслимо перепутаны друг с другом. Маги культивируют их, намеренно вызывая эти основания. Они, конечно же, являются позициями точки сборки.»

Основной, принимающий на себя 80% всего игровремени, элемент — магические карточные поединки. Фирменная особенность «Демиургов», выгодно отличающая ее от прочих TBS-аколитов, оставлена в первозданном виде и охраняется как культурное наследие. За прошедшие годы система прошла жесткий допинг-контроль, лишилась жульнических комбинаций, различные виды магии были уравнены в правах друг с другом. Перед нами проверенный временем и многочисленными испытаниями механизм, исправно функционирующий, несклонный к переклинам даже в самые ответственные моменты. Идеальная равновесная система.

Добавлять в эту мозаику новые камни-заклинания — задача не из простых, а если речь идет о новой ветви магии — магии Бесцветности, доступной всем героям без исключений, — то наступает и вовсе труба. Справились ли? Многие профессиональные дуэлянты считают, что «бесцветные» заклинания столь же безвозвратно рушат баланс, как и порыв ветра, разбрасывающий карточный домик по комнате. Новая магия слишком специфична, она не подчиняется законам обычного эфира, живет своей жизнью. Бесцветные монстры не погибают в бою, а всего лишь возвращаются на эфирный план, где их может уязвить лишь особая, антибесцветная магия. В таких условиях невероятно повышается казуистичность дуэльных исходов — предугадать, какие карты выберет коварный противник, невозможно, и потому следует надеяться лишь на везение. Наскочив с обычной колодой на специалиста-бесцветника, можно смело заказывать собственное отпевание — большинство традиционных методов борьбы не действуют и по эффективности стремительно приближаются к припаркам для мертвяков.

Это же переодетая Юлия Михалкова из «Уральских пельменей»!

Основная идея «Демиургов 2», суть ее многочисленных поединков — компоновка ультимативной, брутальной, необоримой колоды карт, максимально универсальной и позволяющей уложить на обе лопатки любого противника. На деле — задача практически невыполнимая, сродни поиску философского камня. Заклинаний слишком много, прямые и побочные эффекты исчисляются сотнями, геройские специализации вносят свой диссонанс в стройные вычисления — мы пытаемся решить уравнение с десятком неизвестных, пробуем новые варианты, мудреем, стареем, забываем об окружающем мире… Это ли не признак настоящей игры? Разумеется, он.

Опубликовано в Game.exe #12, декабрь 2003

7 апреля 2017 г. Сергей Орловский, президент «Нивала», объяснил, что прототипом девушки с арта была не Юлия Михалкова из «Пельменей», а порнозвезда Дженна Дженсен.