Игра недели — Total War: Warhammer — Old World Edition


1039 Заветное // 06.03.2017

Ничего интересного для iOS на неделе не попалось — видимо, все толковые мобильные разработчики рванули на GDC в Сан-Франциско. Хорошо, что Creative Assembly не подвела, порадовала ПК-боярина. В последний день февраля вышла Total War: Warhammer — Old World Edition, сожравшая почти все мое свободное время. За это я нарекаю ее игрой недели. “Играл урча, отгоняя кота”.

Про Total War: Warhammer уже много всего положительного было сказано, но не грех и повторить: это — первая игра серии Total War в фэнтези-сеттинге, и крайне удачная. Люди, орки, эльфы, гномы и гастролеры-хаоситы приобщились к геополитике и военной науке, освоили искусство боя строем и теперь вот убивают друг друга. Любо-дорого посмотреть! Впервые со времен легендарной Warhammer: Dark Omen фэнтезийное “крыло” франшизы попало в правильные руки.

Total War: Warhammer — Old World Edition — это издание, в которое включены все бесплатные дополнения, выпущенные за год с момента выпуска игры. Самым заметным дополнением “Старосветской эдиции” можно смело считать полноценную кампанию за Бретонию, ради чего существенно расширен набор войск этой фракции и добавлен новый герой — Зеленый рыцарь, украсивший упаковку игры собственной сияющей персоной.

Бретония — это королевство людей в Старом свете, нечто среднее между привычными нам Британией и Бретанью, густо замешанное на легендах артуровского цикла. Во время войн с хаоситами Бретания — самый верный союзник Империи, но при отсутствии заметных внешних угроз эти государства начинают соперничать.

Император Карл Франц отправился на пенсию раньше срока, Бретония осталась единственной сверхдержавой.

Играть за бретонцев весело, они словно списаны с героев фильма “Монти Пайтон и святой Грааль”. Про это есть поговорка: » Дурак в пестром трико — такой же символ Бретонии, как и Грааль». Все персонажи говорят с атомным французским акцентом, и при получении сомнительного приказа адресуют вам “фис делют” и другие искренние пожелания. В стране процветает культ Грааля, и его поисками неустанно занимаются практически все. Наконец, страшно картавя, они расстреливают наступающих врагов дохлыми коровами!

Быстрее, выше, сильнее!

Подданные Бретонии делятся на благородных и чернь. Первые правят и воюют, вторые — воюют и пашут. Поскольку нельзя одновременно воевать и пахать, правителю приходится жертвовать либо численностью пехоты, либо эффективностью экономики. На начальной стадии кампании, когда важно подмять под себя ближайшие территории, это ощущается особенно остро. Позже можно будет заняться развитием среднего класса — мелких лавочников и ремесленников, чья эффективность не зависит от успехов крестьянства в полях.

К соседям в Каркассон прибыла недружественная делегация. Скоро всем обломаем рога.

Помимо ограничений со стороны сельского хозяйства, есть еще и идеологические границы: рыцарям не рекомендуется грабить соседей, разорять города и строить бордели. Технически, конечно, все осуществимо, но такие выходки ведут к бесчестью, а глобальные бонусы положены только тем, кто берег смолоду.

А это — холопы. Такие звери, что им даже оружие не выдают, сражаются лопатами и тяпками.

И крестьяне, и рыцари с известной долей фанатизма поклоняются местной богине — Владычице озера. Рыцари, получившие ее благословение, становятся в бою практически неуязвимыми. Их называют Хранителями Грааля. Если Хранитель все-таки погибнет, то его не всегда хоронят. Крестьяне-фанатики носят тело такого рыцаря на деревянной раме в форме коня и регулярно участвуют в сражениях. Сила благословения Владычицы озера так сильна в павшем рыцаре, что оно — благословение — регулярно осеняет остальных сражающихся.

«На том свете отдохнешь», — говорили они.

Как уже понятно из примера про загробную жизнь Хранителей Грааля, бретонцы крепко застряли в бронзовом веке, полагаясь на магию, мечи и луки. Огнестрел, который освоили все цивилизованные государства Старого света, бретонцы полностью игнорируют. Вершина бретонской военной инженерии — благословенное требюше, мечущее благословенные камни на головы богопротивных врагов.

В общем, fetchez la vache. Хаоситы заждались.

«А в глазах у нее — неземная печаль…»