25 фактов о стратегии «Сирия: Русская буря»


3023 Заветное // 04.04.2017

Разработка игр — дело непростое, вы об этом наверняка слышали. Тут требуется четко слаженная работа специалистов самого разного толка: программистов, сценаристов, художников, дизайнеров, менеджеров. Путь от начала проекта до первой продажи может занять несколько лет. При этом команду поджидают трудности не только производственного характера, но и проблемы, порождаемые окружающей средой — равнодушие со стороны СМИ, нечестная конкуренция, агрессия активистов самого разного пошиба и разной степени невменяемости.

Через все эти перипетии прошла независимая команда Cats Who Play, выпустившая в феврале 2017-го стратегию в реальном времени «Сирия: Русская буря». История проекта развивалась в полном соответствии с высказыванием Махатмы Ганди: сначала тебя не замечают, потом смеются над тобой, затем борются с тобой, а потом ты побеждаешь.

Ниже по курсу — несколько фактов и историй из жизни инди-разработчиков, записанные с их слов.

№1

Когда была анонсирована стратегия «Сирия: Русская буря» (в экспортном варианте — Syrian Warfare), некоторые СМИ отказались писать ней, «потому что пропаганда».

«Сирия: Русская буря» повествует о борьбе правительственных войск Сирии, лояльных президенту Башару Асаду, с террористами Исламского государства и Аль-Нусры — сирийского филиала Аль-Каиды. Правительственным войскам приходит на помощь российская армия, оттого и название — «Русская буря».

Итак, Россия в этом конфликте решила поддержать представителей власти и выступить против террористов. Стало быть, в игре у нас пропаганда чего — борьбы с терроризмом? Что в этом плохого — интересный вопрос.

№2

Разработка игры «Сирия: Русская буря» заняла около 16 месяцев. В процессе на различных стадиях участвовали четыре программиста, два 3D-моделлера (большая часть 3D-графики делалась на аутсорсе), левел-дизайнер, гейм-дизайнер (скриптовавший миссии), два 2D-дизайнера, сценарист-вдохновитель и руководитель проекта. На финальной стадии к проекту подключились звукорежиссер и корректор-тестер.

Внимание на Путина!

Саундтрек к игре писали 4 человека. Один из них написал только одну композицию. Второй — Артем Гришанов — создал две темы, которые используются только в финальной миссии. Остальные 17 треков написаны двумя людьми. Все что с гитарой и рок-н-рольным налетом — это Brooke Vernade. Амбиенты, этнику, электронику — это Edlise.

№3

Вопреки многочисленным подозрениям, госорганы Российской Федерации никогда не имели никакого отношения к игре и не финансировали ее разработку. «Сирия: Русская буря» создана силами независимой компании Cats Who Play на средства, вырученные от реализации предыдущих проектов — игр «Приключения кота Парфентия» и «Три богатыря».

№4

«Сирия: Русская буря» с легкостью прошла Steam Greenlight. «Пролетели со свистом», как говорят разработчики. Все дело заняло 8 дней.

№5

Когда сценарист и вдохновитель игры Виталий Шутов придумывал озвучку для «Сирии», то фраза для штурмовиков «Асад в моем сердце!» («Аль Асад би Альби!») до последнего момента казалась ему спорной и напыщенной. Уже после релиза игры в интернете появилась фотография штурмового подразделения сирийских “Тигров”, только что взявших город. Они стоят с портретом президента Сирии Башара Асада, подпись к фотографии гласит: «Куда бы они ни пошли, Асад у них в сердце!» После этого сомнения были развеяны, фраза оказалась весьма жизненной.

№6

Самое активное сообщество игры — сирийское. Помимо моральной поддержки, сирийцы помогали разработчикам с корректным переводом фраз, звучащих в бою, на арабский язык.

Как говорит Виталий Шутов, первый перевод привлеченный арабист просто засмеял. Сказал, что «таким языком стихи пишут, а не бойцы в бою разговаривают».

Стали переделывать и в результате получили полноценную живую озвучку от носителей языка, а не набор фраз «по мотивам»: БМП отвечает с характерным палестинским произношением, штурмовики говорят с «легким русским акцентом». Зато гантраки вопят на чистом «алеппском». Игроки, знающие арабский, и особенно сирийцы это оценили. Комментарий одного из пользователей в Steam: «Видна тщательность в мелочах, юниты разговаривают, используя именно сирийские жаргонизмы».

№7

В «Сирии» есть американский персонаж — офицер, которому всё надоело. У него пораженческие настроения, он собирается уволиться из армии.

Когда игру переводили на английский язык, толмачи-американцы решили «смягчить текст», в результате чего в локализованной версии у офицера исчезли фразы: «моё мнение – командование просто не уверено в результате столкновения с русскими» и «в любом случае, я считаю, что наша партия проиграна». Американцы, видимо, даже думать не могут о возможном поражении.

Cats Who Play обнаружили пропажу и вернули текст на доработку. Выкинутые американцами фразы в игре все-таки появились.

№8

При разработке кампании Cats Who Play стремились как можно точнее воспроизвести события Сирийского конфликта, что повлекло за собой несколько непростых решений.

Например, была нарисована и заскриптована огромная карта, которая по задумке левел-дизайнера должна была показать зачистку окрестностей аэропорта Басиля Аль-Асада перед прибытием русских. Карта очень точно воспроизводила авиабазу и окружающий район, но проблема в том, что в реальной жизни на авиабазе не было масштабных боев. Миссию пришлось убрать, чтобы не «проваливаться» с точки зрения реалистичности и историзма.

Тот самый аэропорт в редакторе игры

№9

В самой игре, помимо непосредственно сражений, много внимания уделено воссозданию атмосферы Сирийской войны. Между миссиями можно почитать новости о событиях, предваряющих следующую операцию, а также блоги разных персонажей.

Почти все блоги имеют свои реально существующие прототипы. Многие игроки, «разбирающиеся в теме», безошибочно угадали в виртуальном Аль-Саиде отсылку к известному в определенных кругах популярному блогеру-паникеру Эль-Мюриду.

##1##

Помимо отсылок к известным личностям, блоги в «Сирии» порой содержат целые жизненные истории, разворачивающиеся параллельно игровым событиям. Одна из таких «эпистолярных» линий — история француженки и ее мужа, принявших ислам. В конечном счете муж, подзуживаемый женой, уезжает на «войну с неверными», где и погибает. Жена решает стать «черной вдовой», но это у неё не особо получается в силу особенностей характера. Переписка потенциальной «черной вдовы» с вербовщиками ИГИЛ занимает немалое место в общем объеме игровых текстов.

Забавным является тот факт, что вся приведенная переписка — по уверениям разработчиков — почти слово в слово повторяет реально существовавшую переписку девушки, хотевшей стать смертницей, с вербовщиками террористов. Разница лишь в том, что в реальной жизни девушка была русской, и поехать она хотела в Дагестан. Так сказываются знакомства, полученные разработчиками еще во времена работы над «Альфа: Антитеррор».

№10

Несколько раз разработчиков обвиняли в попытках нажиться на чужом горе. Война — это безусловно, большая беда, но цель не в наживе. Разработчики позиционируют игры, как новое медиа, через которое транслируют свою точку зрения на конфликт. Сравните цену «Сирии» со стоимостью таких неоднозначных проектов как Mass Effect: Andromeda или Battlefield 1. 440 рублей против 3499 и 3999 рублей соответственно. Кто тут на ком наживается?

Кстати, обвинения в попытках нажиться — это распространенная история. Основатель компании Nikita Online Никита Скрипкин часто вспоминает, как в 1991 году (26 лет назад!) он выпустил свою первую игру — аркаду «Перестройка». Тогда газетчики тут же заявили, будто разработчик спекулирует на чужом горе. Это, на минуточку, сказано про игру, где лягушонок-депутат скачет по болоту в попытке обхитрить жаб-бюрократов. Горе бюрократам!

№11

Представители некоторых игровых СМИ попытались сесть сразу на два стула: на одном пики точеные… обвиняли разработчиков в пророссийской пропаганде (как будто это что-то плохое), но за деньги соглашались закрыть на это обстоятельство глаза и все-таки рассказать своим читателям о “Сирии”. Звучало это примерно так:

«Так как ваша игра является по сути политической рекламой, то и размещать какие-то материалы по ней мы можем лишь на правах рекламы. Максимум, на что вы можете рассчитывать — нейтральный тон статьи. Расценки: 400 000 рублей за обзор со скриншотами».

Предложение, конечно, царское, но разработчики от него отказались. Так сложилось, что СМИ мало-помалу заинтересовались «Сирией» и писали о ней бесплатно.

№12

Те же самые СМИ «с коммерческой жилкой» около трех лет назад совершенно бесплатно размещали публикации о других проектах, посвященных войне в Сирии — например, об игре Endgame: Syria. Самое время поразмышлять о журналистской этике.

№13

Неожиданным камнем преткновения стало русское название проекта. Некоторые журналисты буквально «спотыкались» на словосочетании «Русская буря», старательно избегая его в своих текстах. «Игра «Сирия» — и все тут. (Я тоже так делаю для краткости, но далеко не всегда! — прим.) Отдельные медиа вообще ни разу не использовали русское название проекта, предпочитая экспортный вариант — Syrian Warfare. Что такого трудного в том, чтобы написать «Сирия: Русская буря», остаётся загадкой.

Разумеется, разработчики этому противились. Во-первых, в Steam есть Project Syria и масса «сирийских» модов, смешение с которыми нежелательно с точки зрения маркетинга. Во-вторых, у названия «Русская буря» есть логическое объяснение. Вы найдете его дальше по тексту.

№14

Снова Виталий Шутов:

Незадолго до релиза Wall Street Journal взяли интервью по игре «Сирия: Русская буря». В этом интервью был вопрос: что вас вдохновило? Основным источником вдохновения был ролик Артёма Гришанова «Русская буря». Скажем больше, когда принималось финальное решение о полноценной разработке проекта, именно этот ролик стал последним аргументом, склонившим чашу весов в сторону решения «работаем!». Кстати, треки Гришанова «Русская буря» и «Умираю, но не сдаюсь» вошли в официальный саундтрек проекта, который можно купить вместе с игрой.

Никаких публикаций в Wall Street Journal так и не вышло, потому что мы их очень разочаровали. Журналисты выяснили, что за нами не стоит ни Минобороны, ни пропагандистская машина государства. Скандальных фактов для репортажа не нашлось..

№15

Разработчики охотно шли на контакт со всеми, кто интересовался игрой, независимо от размера аудитории и формата. Виталий Шутов вспоминает:

Однажды я давал какое-то гигантское философское интервью анархической группе ВКонтакте. 120 участников радикалов, вопросы забавные у них были. Особенно порадовало высказывание: «Мы на вашей игре «Код доступа: Рай» выросли и полюбили анархию». Я аж вздрогнул. Ну, думаю, что-то какие-то не те выводы-то из КДР сделали…

№16

Ближе к релизу разработчиков «Сирии», как и любых других, впрочем, стали осаждать ходоки в надежде получить бесплатные ключи для Steam. Представителям прессы, блогерам и стримерам ключи, безусловно, отсылали, а вот остальным повезло меньше.

Из армии халявщиков самыми забавными, наверное, были вот такие: «я из Сирии, вы должны мне игру бесплатно дать» и «я из Украины, у меня нет денег, дайте поиграть».

Руководитель проекта Дмитрий Бабкин рассказывает о разработке в видеодневнике

№17

Релиз игры состоялся 21 февраля. На следующий день с разработчиками связались представители телеканала «Вести 24». Тем же вечером по ТВ был показан пятиминутный сюжет, где руководитель проекта Дмитрий Бабкин рассказывал об игре.

№18

Любую не понравившуюся игру в Steam можно вернуть, если вы играли в нее меньше двух часов. Одна из самых популярных причин возвратов «Сирии» — «it’s a russian propaganda». Самая неожиданная — «it’s a Trump propaganda».

Не очень понятно, что эти люди рассчитывали увидеть в игре русских разработчиков с названием «Сирия: Русская буря». В описании четко сказано: кампания посвящена тому, как правительственные войска при поддержке России уничтожают террористов.

№19

На первом месте по количеству игроков в «Сирии» идет Россия, на втором — США, на третьем — Китай.

№20

24 февраля игру купил житель Северной Кореи. Интернет в Северной Корее, по заверениям демократических СМИ, есть только у одного человека — верховного лидера. Представьте себе картину: сидит Ким Чен Ын за компьютером и жутко матерится на третьей миссии. Она сложная.

Вскоре после выхода игры Северная Корея объявила о смене военной доктрины. Совпадение?

№21

1 марта 2017 г. игра «Сирия: Русская буря» была удалена из магазина Steam. Удаление произошло ночью, причина — якобы жалоба на нарушение прав компании GFi, выпустившей игру Warfare. Претензия поступила от пользователя, проживающего вне России, с почтового ящика, расположенного на общедоступном сервисе.

По стечению обстоятельств, за два дня до блокировки волонтеры Свободной армии Сирии обменивались между собой сообщениями в twitter о том, что такое GFi, и можно ли как-то связать игры Syrian Warfare и Warfare.

Свободная армия Сирии образована офицерами-дезертирами. Это одна из крупнейших боевых группировок, ведущих вооруженную борьбу против правительства Сирии, возглавляемого президентом Асадом.

Представители GFi впоследствии подтвердили, что не подавали никаких жалоб, и игра в магазин вернулась.

№22

Возвращение игры «Сирия: Русская буря» в Steam состоялось 15 марта — в шестую годовщину начала войны в Сирии. Западные «свободные журналисты» в соцсетях по этому поводу дружно переживали.

№23

Когда администрация Steam заблокировала «Сирию», наиболее лояльные игроки решили поддержать разработчиков и принялись покупать саундтрек к игре, даже несмотря на то, что скачать и прослушать его было нельзя. На этот период приходится и небольшой «взлет» продаж другого проекта «Кошек» — детской аркады «Приключения кота Парфентия в деревне».

№24

Есть такая поговорка: не было счастья, да несчастье помогло. Если поначалу о «Русской буре» в газетах писали неохотно, то после удалении игры из Steam о ней заговорили не только игровые медиа, но и издания федерального уровня вроде lenta.ru. Не писали только совсем ленивые и жадные. Интерес со стороны пользователей, телевидения и СМИ показал, что «Сирия: Русская буря» стала заметным явлением отечественной индустрии, и игнорировать ее уже попросту недальновидно.

№25

Пользовательский рейтинг стратегии «Сирия: Русская буря» в Steam на данный момент «очень положительный»: 91% пользователей оставили хвалебные отзывы.