Смерть и налоги


195 Заветное // 15.01.2017

Отдельно взятые философы утверждают, что можно бесконечно наблюдать, как течет вода, как горит огонь и как другие работают. Вероятно, к числу таких философов можно отнести и компанию Blue Byte. Компания эта уже не первый десяток лет с завидной регулярностью выпускает компьютерные игры, где горит огонь, течет вода и усердно вкалывают другие.

Надо думать, граждане, что еще смутно помнят самых первых Settlers, уже десять раз как выросли, обзавелись бородищами до колена, окружили себя выводком детей – им, верно, недосуг было в последние годы наблюдать за развитием серии. А разница, промеж тем, невелика: подскочившее в габаритах и цвете разрешение, да набор разнообразнейших звуков, пришедших на смену древнему универсальному эффекту «йеп», в зависимости от контекста означавшему «йяп», «йок» (который, разумеется, «-макарёк») и временами – «йопт!». Settlers, так уж вышло, — это самый консервативный из стада стратегических сериалов-старперов, доживших, вопреки и назло, до нынешних дней. Разумеется, у отдельных представителей почтенной фамилии случались припадки и отклонения от нормы, но… (продолжение фразы см. в последнем абзаце).

Оскал феодализма

Словно провалившись сквозь дыру во времени, мы вновь руководим становлением и развитием средневекового городка. Основная прелесть сериала осталась нетронутой – мы лишь указываем место и тип строения, а затем постигаем аспекты бытия, медитируя на медленно разрастающийся город и копошащихся в нем лилипутов.

Экономика Rise of an Empire не отличается какой-либо мудреностью, а потому загубить процесс урбанизации и скатиться к ресурсному голоданию практически невозможно. Кроме того, при необходимости каждую из промышленных построек можно модернизировать, увеличив ее производственные мощности и выправив тем самым баланс прихода/расхода в условиях плотной застройки. Улучшенные здания обзаводятся дополнительными этажами, что придает городку, обнесенному новехонькими каменными стенами, аутентично-средневековый и законченный вид. Последними штрихами на все это рукотворное благолепие ложатся человекопотоки – людишек в очаге культуры и торговли становится крайне много, они сбиваются в толпы, снуют вдоль улиц и, разомлев от счастья, все явственнее требуют красивой жизни: каждому подавай сауну за углом, персональную лавку под окном и – непременно! — ежемесячный пир горой за муниципальный счет.

Переправившись по замерзшей реке, вояки принимаются бить вражьей экономике в поддых.

Самое ужасное, это, конечно, политическая подкованность гастарбайтеров. Недополучив причитающихся им благ, работяги тут же ломятся на городскую площадь и устраивают стачку. Бастуют бездельники зачастую из-за сущей ерунды – например, из-за дефицита швабр. В жизни такое, конечно, представить нельзя — иначе революция 1917-го легко бы обошлась без залпов «Авроры» и штыкастых матросов. Вам бы вот пришла в голову мысль о смене правительства только из-за того, что дома на одну швабру меньше, чем вам хочется? Наверное, нет.

Роль колбасы в деле мировой революции

Однако ж, сколько швабру не крути, а революции все равно быть, ежели граждане непрерывно чего-то желают, а у вас на местах – сплошной кризис недопроизводства. Вывод: либо создавать идеальную экономическую модель, либо своевременно закупить несколько телег дефицитного сервелата-и-чего-они-там-еще-хотели в продмагах соседского государства, воспользовавшись средствами честных налогоплательщиков.

Этой мелкотравчатой армии с лихвой хватит, чтобы завоевать все в округе.

Кроме податей, существуют и другие способы выдаивания денег из населения. Вы с легкостью можете продать годовой запас семок и пива соседям, лишив своих посаженных крестьян определенных радостей жизни. Кроме того, набить казну потуже изо всех сил помогает регулярная распродажа опиума для народа – стоит лишь ударить в церковный колокол, как горожане немедля бросают все дела и поспешают в храм, чтобы сделать денежное пожертвование.

Ситуация с экономикой и ее стройностью усложняется еще и наличием в игре времен года. То есть летом работа кипит по всем направлениям, а вот с появлением снега часть хозяйств впадает в зимнюю спячку. Крокодил — совершенно верно — не ловится, не растет кокос.

Всенародный сабантуй на площади сопровождается многочисленными свадьбами. Чем больше в городе женатиков – тем счастливее живется его жителям.

Известное разнообразие в процесс градостроительства привносят герои-градоначальники, наделенные совершенно различными навыками в военной и хозяйственной области. Например, купцеватого вида усач держит запазухой мешок яблок и готов закормить до отвала нуждающихся. Скудоумный, но ретивый рыцарь провиантом не делится, зато готов снабжать всех солдат в округе факелами, дабы сподручнее было жечь вражьи пажити. Отправляясь на очередное задание по растлению девственной природы, вы сможете выбрать наиболее подходящего вам кандидата и наслаждаться его обществом до полного изнеможения.

Горят головешки

К слову, о пажитях. Медитативный процесс наблюдения за жизнью коротышек периодически прерывается бандитскими погромами и зверствами присоседившихся феодалов. Примерно в тот самый момент, когда вы приметесь, бегемотоподобно зевая, искать кнопку ускорения времени в интерфейсе, под ваши очи примчатся отряды враждебно настроенных и вооруженных козявок. Не надо думать, что они безобидны – мелкие агрессоры немедля принимаются жечь дома, лупить граждан и пугать скотину. Клин вышибается клином: для очистки территорий от агрессивной мелюзги следует озаботиться собственной, если так можно выразиться армией.

Скотина – самый лояльный ресурс в игре. Для того, чтобы производить шерсть и сыр, необходимо сначала среди своих владений отыскать праздношатающихся овец и коров. Так же можно купить их у соседского кулачка. Если же вы захватите земли врага, где уже пасутся коровы или овцы, то они – скотины! – сбегут от вас.

И тут вновь следует упомянуть зиму. В большинстве случаев вражеский замок неприступен летом, а вот зимой – приступен уже вполне себе. Если отправить армию коротышек в обход, то наверняка получится перебраться по замерзшей реке в тыл противника и учинить там дискотеку с пиротехникой.

На этом тактические хитрости игры заканчиваются. Все возможные сочетания двух-с-полтиной типов войск наскучивают уже на втором часу игры, а уничтожение вражеских построек не вызывает ничего, кроме крайнего утомления. Боевые действия, впрочем, никогда не были сильной чертой в Settlers. Тем больше поводов забросить нудную (нудную просто до невероятности!) сюжетную кампанию и воспользоваться режимом Free Settlement.

Пятый год берем город приступом. Поразительно: враг чинит стены быстрее, чем мы их разрушаем. Разрешение на производство катапульт Минобороны покамест не выдает, поэтому приходится изгаляться.

Упомянутый режим хорош тем, что строить можно все и сразу, а врагов на глобусе почти нет. Не считать же за врагов пару облезлых волков, с которыми героический мэр вполне способен справиться самостоятельно, без поддержки армии и флота Ее Величества?

Трусца прогресса

(окончание, начало предложения см. в конце первого абзаца)…в итоге пристально рассматриваемая Rise of an Empire не так уж далеко ускакала от незабвенной Life is Feudal. Как к этому относиться – неистовствовать, кляня разработчиков за скудоумие, или же ликовать, радуясь новой возможности отведать тех же щей – каждый должен решить для себя сам.

Рейтинг: 4/5


Впервые опубликовано на igromania.ru